Подкаст. Эпизод 18. Про этапы построения БДСМ-сцены

Доброго времени, мой одинокий случайный читатель. Привет.

Разное, читаемое мной в последние годы натолкнуло меня на то, что необходимо высказаться по теме, что задана в подкасте, чтобы у людей была некая система, система эта, внезапно, очень полезная именно с практической точки зрения, не смотря на то, что она, некоторым образом, кажется громоздкой.

Сразу хочу оговориться, что чем лучше ты знаешь партнера и место проведения твоей сцены, чем больше у тебя и партнера опыта – тем короче, проще и понятнее поведение на каждой из ее стадий.

Что я вообще называю БДСМ-сценой, и почему я употребляю именно это слово. Один из самых часто задаваемых мне вопросов.

Отвечу, это никакая не проблема. Слово “scene” – это само часто употребляемое в англоязычном коммьюнити слово для обозначения консенсуального садомазохистского взаимодействия в поле субкультуры БДСМ и, кстати, не только для взаимодействия, но и для самого обозначения принадлежности к субкультуре. “I am on scene” или “I am do scene with…”, это слово – самое старое из имеющихся, со времени “M or S”.

Тот самый Action к которому в руБДСМ-сообществе появился с легкой руки людей, кто занимался переводами в начале нулевых. У того Шороха и Геллы в книге/брошюре “Путь Плети” слово Action так и употребляется, по-английски. Так вот, судя по тому, что я читал, люди использовали слово “action” как некую составную часть scene, но я допускаю, что мог какие-то контексты понять неверно и что-то упустить.

Почему слово сцена? Потому что оно мне нравится больше, чем экшен или сессия. Я чаще его встречал, мне оно кажется вполне уместным. Если вам сцена не нравится – ну окей, считайте, что подкаст называется “про этапы построения БДСМ-экшена/сессии/консенсуального садомазохистского взаимодействия” словом – как угодно.

И да, мне чаще всего говорят:”сцена у меня ассоциируется с чем-то постановочным и театральным”. “Окей” – отвечаю я: “а с чем у тебя ассоциируется словосочетание “театр военных действий”?

Надеюсь, с этим разобрались. Вместо определения вышла вот такая вот затравка.

Перейдем к стадиям:

Переговоры. Negotiations.

Любые, я подчеркиваю, любые принципы и форматы в поле субкультуры БДСМ несут в себе слово consensual или его аналог.

Слово Consensual имеет множество разных переводов: согласованный, консенсуальный, консенсусный, непроизвольный.

Так вот, сам Consensual – это точка процесса, который и называется “переговоры”.

Что же делать на переговорах? И, повторюсь, речь не просто о переговорах двух людей о чем-либо, речь о том, что они договариваются о конкретике. И, стало быть, вопрос номер ноль, на который должны ответить люди это вопрос:

“Хотим ли мы что-то делать друг с другом в поле консенсуального садомазохизма?”

Вот что интересно, частенько люди считают, что ответ на этот вопрос люди отвечают по результатам переговоров. Мне такой подход кажется ошибочным. Если один из участников переговоров не хочет взаимодействия вообще, то зачем все переговоры дальнейшие вообще нужны? Чтобы его убедили, что да, в действительности-то он хочет, надо просто ему предложить необходимое или уговорить? Кстати, из не понимания наличия вот этого вот “вопроса номер ноль”, часто происходят те самые “ошибки” при знакомстве у представителей обоих полов и всех вообще позиционирований.

Так а зачем тогда все дальнейшее, если мы уже выяснили, что участники переговоров хотят что-то делать друг с другом? на какой вопрос еще им надо ответить? Если я партнеру симпатичен, а он симпатичен мне – чего ж время-то терять?!”

А все дальнейшие переговоры участники отвечают на вопрос: “а смогут ли они взаимодействовать в принципе, а если смогут, то каким образом и с какими вводными?” и вот это те вопросы, на которые призваны ответить переговоры, чтобы получился тот самый consensual.

В переговорах, мне кажется, что есть три части, я разобью их так для простоты изложения, для того чтобы отделить один аспект для другого, не более.

В первой части нам помогут те самые заветные буковки из которых вся наша субкультура и состоит: БД, Дс и СМ.

Это поможет определиться с вектором, в куда же участники собираются собираются двигаться. Понятно, что между этими векторами возможны, скажем, различные пересечения и варианты, вот все это и нужно обсудить. Зачем? Да потому что человек с разным вектором девиации будет выполнять одну и ту же практику по-разному, иногда – вообще совсем по-разному. И Верхний партнер, который в веревочном бондаже предпочитает жесткое болевое воздействие врядли получит интересный для себя результат во взаимодействии с нижним, который в веревочном бондаже ждет в основном игрового унижения или подчинения. И это же самое будет с совершенно любой практикой.

Далее практики:

Тут возможны обсуждения либо те практики которые точно “да”, либо те практики которые точно “нет”, есть еще вариант номер три, для простоты понимания назовем его “на твой вкус”.

В конечном счете, любое взаимодействие в поле этого нашего консенсуального садомазохизма – это, сюрприз, взаимодействие.

И вот есть три пути.

Между двумя из них, которые я назвал “практики точно да” и “практики точно нет” – есть масса вариантов, где каждый из вариантов будет ближе к первому и дальше от второго, и, соответственно, наоборот. Третий лежит несколько особняком и о нем стоит поговорить отдельно. Пока отложим.

Обсуждение практик/и которые/ая точно да – это самый простой для обсуждения путь, лобовой. Все понятно, участники, договорившись до того, что их векторы, скажем так, схожи просто говорят друг-другу нечто вроде “хочу бондаж”, “хочу порку”, “хочу плей-пирсинг”, и больше ничего не хочу. Это просто. Это работает. И если такой вариант подходит вам в ваших переговорах и вам с этим ок, то используйте его.

Обсуждение “практики, которые точно нет” – сложнее, оно необходимо тогда, когда первый вариант не подходит, например в силу характера девиации участников переговоров. Тут и переговоры много длинее, и “сверка часов” должна происходить много тщательнее. Очень важно обсудить как будет выглядеть коммуникация внутри сцены, которая тоже обсуждается на стадии переговоров, важно обсудить aftercere, о котором мы поговорим в самом конце. И многое-много другое.

“На твой вкус” – это еще более сложно чем вариант два и совсем уж специфично. Тут важно, как именно люди ответили на вопрос номер ноль и на туеву хучу других вопросов. Что они знают друг о друге и знают ли. Да черти в ступе чего важно. Но этот вариант – вполне возможен, вполне существует, и вполне работает.

Помимо этого, мне кажется важным понимание, что переговоры одних и тех же людей на дистанции могут происходить по всем трем вариантам, если частники переговоров этого хотят.

Ну и, конечно же, обсуждаются разные аспекты, связанные со здоровьем.

Я не знаю, какие практики конкретно тебя, слушатель интересуют, я лишь могу предложить длинный список возможных вопросов, который ты сможешь как-то адаптировать под свои собственные надобности. Этот список далеко не полный, но и не самый короткий. Он адаптируется и по векторам девиаций, и по путям обсуждений и по конкретным практикам и даже под конкретных людей.

Вот примерный список:

  • Состояние сосудов (наличие имеющихся повреждений, например варикозного расширения вен)
  • Состояние суставов (их мобильность/гипермобильность), эластичность, наличие повреждений и переломов, наличие штифтов, пластин и так далее.
  • Состояние сердца (гипотония, гипертония, аритмия, наличие пороков и повреждений, инфаркты и так далее)
  • Наличие и опыт получения травм с повреждением нервов (укусы животных, кесарево сечение, последствия хирургический операций и так далее)
  • Наличие хронических заболеваний (например разнообразные “проблемы с сахаром”)
  • Специфические аллергии (натуральные веревки вполне могут выступать аллергеном, а еще есть очень специфическая аллергия на металл)
  • Проблемы с дыханием (например приступы астмы)
  • Известные вам проблемы психического характера:
    • а) склонность к паническим атакам
    • б) специфические психические расстройства и неврологические заболевания в виде эпилепсии, шизофрении и других диагнозов
  • Если вы употребляете какие-либо специфические лекарственные препараты, которые могут повлиять на ваше психо-физиологическое состояние (например успокоительные, антидепрессанты, нейролептики и так далее) – об этом тоже неплохо бы подумать.
  • Разумеется, о наличии ИППП и ЗППП – тоже хорошо бы знать и сообщать.
  • Травмы и повреждения позвоночника (компрессионные переломы, грыжи, протрузии и так далее)
  • Травмы внутренних органов
  • Проблемы с кровью (нарушение свертываемости, наличие заболеваний) и так далее)
  • UPD этот пункт добавился после подкаста и добавился совершенно не зря. Спросить о наличии имплантов.

И вот когда вы выяснили про желание что-то делать друг с другом, про сонаправленность векторов девиаций, про практики, про здоровье, про коммуникацию внутри сцены (стоп-слова, стоп-жесты, стоп-сигналы, возможные состояния и всякие такого рода особенности) про aftercare.

Разобрались, что вы будете делать в случае нанесения травмы.

Вы идете дальше.

Казалось бы, ну чего уж, дальше непосредственно действие, action. Ан нет. И я специально это выделю в отдельную стадию, потому что могу.

Дальше подготовка.

Она может быть простой или сложной, но она должна быть. Я рассмотрю вариант похитрее. Потому что, судя по тому, что я вижу вокруг себя, немногие люди озадачиваются не то чтобы проверкой своего оборудования, но даже и чужого.

А проверка оборудования, чтобы ты, слушатель, ни использовал – это неотъемлемая часть процесса подготовки. Что я называю оборудованием? Все, что будет относиться к сцене.

От проверки надежности и целостности инструментов, которые ты используешь, до прочности конструкции к которой ты собираешься зафиксировать партнера или партнер планирует тебя зафиксировать.

Отдельно замечу, лично моя душа ликует, когда мой нижний парнтер, если видит некий элемент сцены в котором сомневается – подойдет и проверит его. Знаешь что это для меня значит? Это значит, что в процессе взаимодействия он хочет думать не о том, шарнется эта лавка когда он на ней в сторону вильнет, или нет вот прямо сейчас, а о взаимодействии, блин, со мной. Ну разве это не охрененно? По мне так очень! И знаешь, пару раз было такое, как раз с лавкой, что я отставлял ее в сторону, потому что ну… не устойчивая она, хотя мне так не казалось.

Если есть специфическое покрытие – оно проверяется на предмет трения и наличия всяких возможных заноз или порезов, если есть “воооооон та ветка” – она проверяет на надежность. Мой опыт мне показывает, что иногда даже собственную пастель нужно проверять на предмет наличия в ней посторонних предметов… ребенок он такой, поиграл и бросил. А когда его папа бросит его маму на эту постель – мама может этот предмет найти самой неожиданной частью, например лицом. Впрочем… садиться на кубик жопой – это для всех не очень. Сам понимаешь.

Выдержит ли в клубе вот та “точка”, которую повесил вот тот подозрительный дядька? Нормально ли все с ремнями, цепями, карабинами, веревками, есть ли ключи от наручников, заряжен ли вот этот замечательный вибратор, не ободралась ли уже лапша вот у того кнута. Что там с телефонами. Все это части подготовки.

В подготовку входит удаление всего лишнего или то, что участникам таковым кажется. Не знаю кто и как, но я все время вспоминаю тот самый закон Мерфи “если что-то может пойти не так – оно пойдет”. Поэтому все аксессуары кольца, браслеты, крупный выступающий пирсинг, ремни я обычно прошу партнера снять, если это возможно. И, кстати, с себя снимаю тоже все, что мне будет мешать и оставляю все то, что может мне помочь, например нож.

Удаление лишнего не только с партнера и с себя, но и от того места, в котором я собираюсь работать. Отодвигается лишнее оборудование, снимаются лишние точки, удаляются лишние люди, двигается мебель, и все в этом духе.

В подготовку входит приготовление инструмента.

Я планирую использовать вот это и вот это и расположение его в пространстве таким образом, чтобы мне удобно было его взять, но так, чтобы оно не мешало в процессе.

И я лично еще спрашиваю, ел ли партнер. И если нет, то кусок банана, яблоко, кусок шоколадки, или мяса – пусть он съест прямо при мне. Мне так будет спокойней.

Словом… стадия подготовки.

У меня это все вошло в привычку и за 11 лет пребывания в сообществе, практики и в клубах, и дома, и в съемных квартирах, и в отелях, и на природе, и в машине, на улице, в парадной и где только не – привычка эта ни раз и ни два уберегала меня от возможных и очень серьезных проблем. Заведите для себя такую же, это очень и очень поможет.

Само действие. Он же action.

То, ради чего все затевалось.

Если переговоры прошли как нужно, честно, открыто, откровенно, и консенсус достигнут. Если подготовка проведена должным образом. Если партнеры не “заигрываются” и не пытаются лезть в технически сложные практики или технически сложным моментам практик, к которым они не готовы, то где бы взяться проблемам?

Здесь коротко:

  • Не нарушайте договоренностей и не делайте ничего, чтобы могло бы быть прочитано именно так.
  • Коммуницируйте внутри сцены любым приемлемым и понятным способом. При коммуникации помните, что вы не враги друг другу, вы сообщники.
  • Не используйте измененное состояние партнера для продвижения нужных вам действий, не используйте рычаги остановки без необходимости.
  • Если нижний партнер недвусмысленно сказал вам остановиться одним из оговоренных вами способов – остановитесь. Продолжая после недвусмысленной просьбы об остановке – вы выходите из поля субкультуры БДСМ, с точки зрения любых принципов, входите на скользкий путь, где ваши действия будут квалифицироваться какими-либо статьями УК.
  • Минимизируйте риски для себя и партнера. Не делайте то, в чем не уверены.

Aftercare.

Знаешь, слушатель, чтобы понять важность этого аспекта я могу лишь накидать ссылок на свои же тексты об ИСС в БДСМ. Про сам aftercare могу лишь сказать, что он должен быть таким, чтобы всем участвующим сторонам было комфортно. Это комфортно бывает очень разным. Кому-то из партнеров нужен долгий контакт после, а кому-то нужно, чтобы его оставили побыть в себе. Все по-разному. В идеале, у партнера должен быть некий опыт, чтобы его о том, что ему необходимо в афтеркере можно было бы просто голосом спросить. Или вы уже давно взаимодействуете и в принципе в курсе.

Но если такого опыта нет:

Приготовьте в “шаговой доступности” – еду, питье (воду и/или сок/морс), одеялко, подушку, место где полежать и прикиньте временной запас на это. Если вы не понимаете, нужно ли партнеру, чтобы вы были рядом, а вам самим это не нужно – лучше спросите, норм ли, если вы пойдете походить где-нибудь недалече.

В моем опыте ни раз и ни два были случае, где хороший aftercare “вытаскивал” такую-себе сцену.

Ни в коем случае не лишайте партнера aftercare, если не происходит чего-то действительно форс-мажорного и не предвиденного.

Никогда никаким образом не вмешивайтесь в чужой афтеркер, если уж вам пришлось его видеть, ни словом, ни делом, никак.

Не вздумайте трогать людей, разговаривать с людьми, и даже лучше не подходить.

Фидбэк. Обратная связь.

Еще одна важная часть сцены о которой люди частенько забывают.

Прошел экшен, прошла aftercare и все? Нет. Не все. Через время спросите у партнера, как он себя чувствует, все ли с ним в порядке, нет и у него каких-то негативных мыслей. Как он вообще там, в целом. Говорите с ним. Это поможет вам и повысить свой уровень, если вы Верхний партнер, это поможет вам сказать “спасибо” если вы нижний, это поможет вам сохранить связь еще на какое-то время. Проговорить какие-то вещи на будущее.

А самой главной становится эта часть, если “что-то пошло не так”. Например если всплыла какая-то травма или какие-либо нежелательные последствия имеющие отложенный эффект. Об этом нужно уметь разговаривать, об этом нужно ставить в известность. Причем, чем быстрее – тем лучше.

Это убережет от многих и многих сложностей.

Вот так, на мой взгляд, выглядит БДСМ-сцена.

Переговоры/консенсус – подготовка – действие – aftercare – фидбэк

Автор: Антон Инкогнито

Поделиться в:
Sensuality BDSM࿋ Автор:

🔞 Твое подчинение — мой «наркотик» !