Психология боли: Как на нас влияют БДСМ-практики

И что говорит наука о кинках

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД В АМЕРИКАНСКОМ КЛАССИФИКАТОРЕ психических расстройств отделили склонность к насилию от взаимодействия взрослых людей по взаимному согласию. Согласно классификатору, интерес к БДСМ сам по себе ещё не говорит о вреде для психики — собственной или чужой. При этом с точки зрения этики БДСМ-практики по-прежнему остаются в серой зоне. Кроме того, многие уверены, что они противоречат идее равноправия и романтизируют насилие.

Тем не менее исследования показывают, что у интереса к БДСМ есть научное объяснение: обмен властью в сочетании с лёгкой физической болью не только приносит удовольствие, но и помогает перезагрузиться и даже укрепить отношения. Рассказываем, как это работает.

Может ли боль быть приятной?

Во время секса боль ощущается слабее за счёт выброса некоторых гормонов, нейромедиаторов (специальные вещества, помогающие клеткам передавать друг другу сигналы — и возбуждающие, и тормозящие) и других веществ, рассказывает группа исследователей из Университета Британской Колумбии. Эндорфины, опиоиды, эндоканнабиноиды известны как «молекулы радости», а ещё служат природным обезболивающим. Например, исследования показали, что грубая стимуляция клитора, которая неприятна в нейтральном состоянии, при возбуждении может не ощущаться болезненной.

Так сложилось с древнейших времён: раненому человеку или животному нужно было покинуть опасное место, и чтобы этому не препятствовала боль, мозг выбрасывал порцию ослабляющих страдания веществ. Так, например, во время бега у нас выделяются эндорфины — причина в тех же эволюционных механизмах.

Выработка этих веществ сопровождает не только саму боль, но и её предчувствие. Мозг заранее готовит порцию опиоидов и эндорфинов, когда подозревает, что сейчас будет больно — не важно, убегаете вы в лесу от хищника, несётесь на скейтборде или предвкушаете, как горячий воск обожжёт вам соски. Правда, в контексте БДСМ стоит уточнить, что приятной может быть только умеренная боль, которая не оставляет следов в виде ран, шрамов, ожогов, ушибов и так далее. БДСМ-практики бывают и более жёсткими — но в этом случае природных обезболивающих, чтобы усмирить боль, не хватит. Уже в конце процесса в организме выделяется дофамин — как награда за пережитую боль.

Кроме того, исследователи отмечают, что можно развивать чувствительность ноцицепторов (болевые рецепторы) различными сенсорными воздействиями. Болевой порог повышается и за счёт выброса окситоцина (гормон привязанности и доверия), что происходит в том числе и во время секса. Правда, работает это только в парах, где уже установились нежные и доверительные отношения. Исследования на пациентах с фибромиалгией (заболевание, выражающееся хронической болью в костях и мышцах) показали, что в присутствии любимого человека неприятные ощущения в теле чувствуются слабее.


Боль не должна быть яркой — в противном случае шансы насладиться ею сходят на нет


Боль не должна быть яркой — в противном случае шансы насладиться ею сходят на нет

Физическая боль и удовольствие в принципе связаны гораздо сильнее, чем мы привыкли думать. Например, исследовавшие физическую боль гарвардские учёные обнаружили, что от болевого воздействия активизируются не только участки мозга, связанные с болью, но и те, что ответственны за секс и другие удовольствия. В других исследованиях также отмечается, что на нейробиологическом уровне у боли и удовольствия куда больше общего, чем могло показаться. Специалисты пришли к выводу, что под влиянием контекста мозг может путать эти ощущения — хотя в обычной жизни нам это сложно представить. Умеренная боль, связанная с позитивным предвкушением и молекулами счастья, переживается как наслаждение.

Здесь вновь важно отметить, что боль не должна быть яркой. В противном случае шансы насладиться ею сходят на нет: чем ярче раздражитель, тем труднее принять его за что-то другое. Объясняться это может теорией переноса возбуждения: она гласит, что мозгу свойственно приписывать остаточное возбуждение от одного стимула другому, идущему сразу следом за ним (в нашем случае — боль и последующее удовольствие). Но всё это — только при условии, что первый стимул не очень мощный.

Это подтверждает эксперимент. В нём испытуемых разделили на три группы, каждую из которых ждала физическая нагрузка разной интенсивности — а после упражнений им показали эротику. Исследователи замерили уровень сексуального возбуждения участников, и оказалось, что те, кто делали упражнения средней интенсивности, возбудились быстрее тех, кто напрягались сильнее либо, наоборот, минимально. Эксперты заключают, что остатки умеренного возбуждения после спорта мозг при удобном случае трансформировал в сексуальное желание.

Может ли нравиться страх?

В возбуждение может трансформироваться и лёгкий страх — о таком свойстве мозга известно уже несколько десятков лет. В 1974 году психологи из того же Университета Британской Колумбии провели эксперимент, в ходе которого две группы мужчин шли по разным мостам — шаткому и прочному. В конце обоих участников встречала девушка, которая оставляла им номер телефона, по которому они могли задать ей дополнительные вопросы. Те, кто познакомились с актрисой на опасном мосту, звонили и приглашали её на свидание чаще — из этого авторы эксперимента заключили, что мозг ошибочно принял лёгкий страх за возбуждение.

Видимо, благодаря этому эффекту людям может быть приятно «игровое» взаимодействие — с угрозой боли, но без какого-либо реального насилия. Многие исследования подтверждают: психологические переживания активизируют те же участки мозга, что и физическая боль. Получается, иной раз мозг может воспринимать душевную боль как нечто похожее, например, на удар мизинцем о ножку стола. Соответственно, грубость может приятно «щекотать нервы», задействуя всё те же участки мозга, связанные с болью и наслаждением.

При этом, конечно, важно уточнить, что речь идёт о взаимодействии, где происходящее условно (и все это понимают), а все участники соблюдают чужие границы и принцип активного согласия. Психологическое насилие негативно влияет на психику пострадавших: например, исследования показывают, что существует связь между психологическим абьюзом и психическими расстройствами, а также попытками самоубийства пострадавших. ВОЗ, со ссылкой на многочисленные исследования, говорит о таких возможных психологических последствиях абьюза, как депрессия, расстройства пищевого поведения и сна, тревожные расстройства и ПТСР, селфхарм, попытки самоубийства и просто низкая самооценка. Всё это подчёркивает, насколько сложная и неоднозначная тема БДСМ и насколько важно, чтобы всё происходило по взаимному согласию, а партнёры были внимательны друг к другу и прислушивались к собственным ощущениям, отдавая себе отчёт в том, насколько хотят того или иного взаимодействия. В противном случае последствия могут быть очень тяжёлыми — а чтобы разобраться с ними, может потребоваться помощь специалиста.

Как БДСМ-практики влияют на психику?

У желания попробовать БДСМ-практики в комфортной и безопасной обстановке есть плюсы с точки зрения науки. Например, удвоенный выброс позитивных нейромедиаторов может быть полезен — со снижением некоторых из них связывают депрессию.

Кроме того, исследователи отмечают, что подобные практики могут интересно воздействовать на самоощущение. Например, они проводят связь между практиками и медитацией осознанности, известной тем, что она способна благотворно влиять на душевное и физическое здоровье и снижать уровень тревоги. По всей видимости, боль при БДСМ-практиках помогает сфокусировать внимание на ощущениях, которые мы испытываем в настоящий момент, погружает в медитативное состояние и тем самым дополнительно помогает сбросить напряжение.

Впервые о связи боли и осознанности заговорил основоположник популярных ныне практик майндфулнес Джон Кабат-Зинн — американский профессор, создатель клиники снижения стресса при медицинской школе Университета Массачусетса. При этом он отмечал, что медитация осознанности не только снимает стресс, но и облегчает боль. В контексте БДСМ получается интересная последовательность: мы концентрируем внимание на боли — это, в свою очередь, снимает её, а заодно и умственное напряжение. Медитативное состояние усиливается коктейлем из дофамина, опиоидов, эндорфинов, эндоканнабиноидов, адреналина, кортизола и других веществ. Исследователи заключают, что в совокупности с психологическими факторами БДСМ-практики способны вызывать особое состояние — помогают снять стресс и отвлечься от повседневных проблем.

Исследования людей, практикующих лёгкие БДСМ-практики, не выявили у них серьёзных психологических проблем. Более того, в сравнении с контрольной группой, многие опрошенные отметили более высокий уровень субъективной удовлетворённости жизнью. Правда, речь идёт в первую очередь о тех, кто выбирают доминантную роль или являются свитчами (то есть меняют позицию). Те, кто находятся в положении сабмиссива (то есть подчинённом), отметили меньшее удовлетворение жизнью по сравнению с доминирующими людьми. Это ещё один повод всегда обращать внимание на психологическое состояние участников процесса — а если практики не приносят удовольствия, от них точно стоит отказаться.

Два небольших исследования показали, что порядка 8 % мужчин и 20 % женщин, заинтересованных в БДСМ-практиках, в детстве сталкивались с разными формами сексуального насилия. Исследователи подчёркивают, что речь идёт о корреляции, а не о причинно-следственной связи: имеющиеся у учёных данные не позволяют сделать однозначный вывод, что интерес к БДСМ объясняется травмой в прошлом.

Игры в подчинение и доминирование требуют определённого уровня близости. Готовность довериться партнёру и позволить ему причинить себе лёгкую боль (с возможностью прекратить при первом же сигнале) ожидаемо повышает уровень доверия в устойчивой паре. В опыте с двумя мостами, о котором мы говорили выше, мозг принимал лёгкую опасность за возбуждение. Эту схему вполне можно перенести и в спальню — когда лёгкий страх перерастает в большее возбуждение и интерес к партнёру. Играет роль и дополнительный всплеск дофамина — гормона любви и страсти.


Данных, доказывающих, что женщины якобы склонны к подчинению больше мужчин, нет


Как распределяются роли?

О БДСМ многие знают исключительно благодаря франшизе «Пятьдесят оттенков серого». Благодаря ей у многих возникает ощущение, что роль сабмиссива привлекает в первую очередь женщин. Подогревают это и гендерные стереотипы, которые предписывают мужчине доминировать, а женщине подчиняться. Невозможно не затронуть и проблему партнёрского насилия, с которым значительно чаще сталкиваются женщины. Под видом БДСМ-практик могут скрываться абьюз и стремление во всём контролировать партнёршу — это видно в том числе и по уже упомянутым «Пятидесяти оттенкам». Масштабное исследование показало, что людей, заинтересованных в БДСМ-практиках, не принуждают к определённым сексуальным действиям чаще других. Тем не менее вопрос границ очень важен для БДСМ-комьюнити, и проблема насилия встречается и здесь.

Данных, доказывающих, что женщины якобы склонны к подчинению больше мужчин, нет. Согласно исследованию, в котором приняли участие итальянские мужчины и женщины, любящие БДСМ-практики, мужчины хотят быть в сабмиссивной роли не реже женщин. Эту роль они могут рассматривать ещё и как возможность абстрагироваться от рутины.

Разбирая мотивы потребности подчиняться у мужчин, доктор психологических наук Рой Баумейстер предполагает, что это может быть связано с тем, что они в целом чаще открыты к новому опыту и чаще пробуют неочевидные практики. Он также отмечает, что в подобных случаях мужчины стремятся к более ярким сенсорным переживаниям, чем женщины.

Что касается женщин, нередко в сабмиссивной роли хотят быть те, кто в обычной жизни, наоборот, действуют уверенно и занимают лидирующие позиции. Ситуацию они рассматривают как вызов, в том числе и для партнёра — достаточно ли он «силён» для неё?

Автор: Екатерина Хрипко, Ведущая телеграм-канала «Приходи на чай»

Поделиться в:
Sensuality BDSM࿋ Автор:

🔞 Твое подчинение — мой «наркотик» !